Путешествия

КЕФАЛОНИЯ

 

Земля Эллады священна — по ней ходили ученики Спасителя, принесшие сюда свет Евангелия и принявшие здесь мученическую кончину. В этой удивительной стране родились, жили и творили благословенные Богом люди: апостолы, святые, герои, окропившие эту землю потом и кровью. И сейчас современная Греция буквально усыпана священными местами, храмами, где находятся мощи святых мучеников, монастырями,неповторимыми памятниками старины. И одним из таких сокровенных уголков является небольшой, но живописный остров Кефалония. Мне посчастливилось побывать на этой земле в праздник Успения Богородицы, когда там происходят удивительные чудеса, живые свидетельства веры Христовой.

У Кефалонии очень древняя история. Две тысячи лет назад здесь проповедовал веру Христову святой Апостол Павел. Все вы прекрасно помните то место из Деяний святых апостолов, где рассказывается, что, когда апостола Павла под стражей везли в Рим, его корабль попал в шторм и многие дни носился по бурным волнам. Люди уже готовились к гибели, но святой апостол ободрил их словами, что явившийся ему ночью Ангел открыл ему о спасении всех людей, и что они будут выброшены на какой-нибудь остров. Им оказался Мелит.

Многие столетия считалось, что описываемый в «Деяниях» Мелит — это остров Мальта. Но совсем недавно ученые сделали новое открытие, по которому, согласно данным метеорологических, океанологических и других наук оказалось, что Библейским Мелитом является Кефалония. В «Деяниях апостолов» еще описывается, что апостола Павла укусила выползшая из хвороста змея, но это не мало ему не повредило. И островитяне даже подумали, что он Бог. Это явилось первым упоминанием о кефалонийских змейках, которые здесь весьма почитаемы. Но об этом речь еще впереди.

АВВА ГЕРАСИМ

Море цвета ярких васильков, с высящимися над ним горами — вечнозеленая Кефалония приняла нас в свои жаркие объятия. Наш автобус несется по желтому серпантину, небо приближается, а под облаками на вершине склона уже виден монастырь святого Герасима.

Высокие, в греческой традиции сверху в виде колоколов, ворота обители впускают путников, и сразу слева у входа — огромное раскидистое дерево и греческий храм. На наш взгляд, он более похож на обыкновенный низкий длинный молельный дом под черепичной крышей. И хотя огромный великолепный собор находится дальше, в глубине монастыря,никто, переступивший порог обители,никогда не пройдет мимо этого на вид скромного здания, потому что в нем хранится бесценное сокровище — нетленные чудотворные мощи преподобного Герасима.

Авва Герасим родился в XVI веке в городе Коринфе и происходил из знатнейшего византийского рода. В восемнадцать лет он покинул отчий дом и отправился в странствие по святым местам: Гора Афон, Синай и,конечно же Святой Иерусалим. Здесь он постригся в монахи и двенадцать лет служил у Гроба Господня, Главной христианской святыни, по строенной на месте Распятия и Воскресения Христа. В 1554 году он прибыл на Кефалонию, где и жил шесть лет в уединенной пещере. По преданию, здесь Господь повелел ему оставить затвор, основать монастырь, чтобы помогать каждому, кто обратится за помощью и советом. В то время духовная поддержка была необходима людям, находящимся под игом завоевателей венецианцев. В эти самые трудные времена авва Герасим основал монастырь, назвав его «Новый Иерусалим». В этом монастыре в 1579 году он и скончался в день Успения Божией Матери. Уже через два года были обретены его нетленные мощи, от которых сразу же начались бесчисленные исцеления. И вскоре Церковь прославила угодника Божия в лике святых.

А кефалонийцы стали почитать его своим небесным покровителем. И до сих пор считают его добрым и близким другом и даже членом своей семьи. В ночь на праздник его памяти, а именно на Успение Богоматери мощи святого переносятся в собор, где стоят в раке, именно стоят — на ногах в вертикальном положении, открытые всю ночь для поклонения. А с заходом солнца начинается торжественное богослужение, и на следующий день происходит крестный ход.

Он идет к платану, тому самому огромному дереву, стоящему у входа в обитель, которое четыреста лет назад авва посадил в день основания монастыря. Именно здесь звучат молитвы святому. И народный праздник продолжается. Но мы на все эти торжества не попали, потому что поехали к змейкам.

Зато помолились в церкви, устроенной над пещерой, где, по словам нашего экскурсовода, многие годы святой проливал и проливает невидимые слезы о спасении нашего гибнущего мира. Пещеры, а их две, соединенные узким лазом, в который не войдет человек тучной комплекции, невелики, но находятся глубоко в земле. Спуститься туда можно по узкой, словно пожарной, спасающей гибнущие души, лестнице. Воздуха внизу почти не было, мгновениями казалось, задыхаешься, но мы продолжали молиться и делали земные поклоны, «о всех усталых в родном краю». Только оговоримся, что это не та пещера, где святому явился Господь, она находится в пригороде Аргостолиона.

В монастыре святого Герасима прошла вечерняя служба. Приложились к цельбоносным мощам препо добного аввы, которые, по греческой традиции, были открытыми. Это тоже удивительно, ведь мы привыкли, что наши святыни находятся под покровом. Но здесь, в Греции, подходя к открытым мощам, невольно начинаешь волноваться

Знакомясь с монастырем, созерцали тот самый платан, посаженный преподобным. Сейчас он огромный, с далеко раскинутыми мощными ветвями, как плоды молитвенных подвигов и добрых дел самого подвижника. Еще одним удивлением были... страусы.

За небольшим храмом, в вольере ходили две огромные экзотические птицы. Нужны ли они были как монастырские несушки огромных яиц, или просто для красоты, мы так и не узнали. Но общение с этими длинношеими длинноногими улыбчивыми птахами доставило огромную радость. В зоопарке так близко к ним не подойдешь и не пообщаешься, тем более не покормишь. Но нам надо было спешить дальше к новому чуду.

ЗМЕЙКИ

Когда мы подъезжали к Маркопуло, мир уже погружался в сумерки. Автобус упорно пробивался через сцепление машин, пока не выгрузил своих пассажиров неподалеку от сияющей разноцветными огнями колокольни.

О появлении в этих местах змеек старинное предание рассказывает, что в средние века неподалеку отсюда находился женский монастырь, посвященный Успению Пресвятой Богородицы. Однажды насельницы обители увидели, как в бухте выса живаются пираты. И зная, что мужчины ушли в море и защитить их некому, все свое упование возложили на Бога. После недолгого штурма разбойники ворвались в обитель, но вместо монахинь увидели огромных черных змей и в ужасе бежали. С тех пор эта история передается из поколения в поколение, а на праздник Успения Богоматери в этот храм ежегодно приползают змейки. По природе своей они ядовитые, но в эту ночь они становятся совершенно безопасными. Греки верят, что прикосновение к ним приносит счастье...

Вокруг нас развернулся большой народный праздник. Сияет иллюминация, играет громкая музыка, множество приехавших на машинах людей спускается с горной дороги вниз, к освященному храму Успения Божией Матери. А вокруг уже переливается, шумит река человеческих голов, которая затем единым потоком, миновав былые ворота с крестом и загадочной датой 1936, плавно и спокойно перетекает в этот небольшой храмик с треугольной черепичной крышей. И меня повлекла она мимо продавцов воздушных шариков, монахов, собирающих пожертвования, миниэлектростанции, от которой по горам прыгало дребезжащее эхо, жаровни с кукурузой, за собой в общем направлении. Не успела пожать плечами: «Где они все в церкви умещаются? — и подумать: — Наверное, змеи, испугавшись такого шума, сюда не приползут», как меня выловили из потока потерявшиеся было в сумятице друзья и повели во двор с бокового хода по бордюрчику. И загадка, как в храме поместились все желающие, осталась для меня не решенной.

Рядом с храмом, направо и несколько внизу, расположено небольшое кладбище. Все: памятники, надгробные плиты, дорожки, — сплошь из белого камня. И над каждой могилой торжественно горят лампады — Успения Божией Матери.

По церковному двору уже ходят наши паломники, а слева колышется толпа людей. Просовываю нос: народ что-то рассматривает. Вытягиваю шею и замираю: в чьих-то ладонях извивается маленький, пестрый, бело-черный шнурок — змейка! Вот она медленно поднимает свою крохотную голову, а зачарованные люди спешат прикоснуться к чуду. Холодная, но... живая. В этом создании всё так трогательно-доверчиво и беззащитно, что начинает щемить сердце.

Змейка ползла в храм поздравить Матерь Божью, примириться с Ней (ведь не виноват был гад, что сатана вошел в него), помолиться перед Ее иконой и, неожиданно встретив такое странное препятствие (поймали, стали тормошить), теперь, видимо, недоумевает. Но в эту ночь примирения в ее маленьком сердце нет ни страха людей, ни зла, ни смертельного яда. Рядом со мной одна из русских паломниц вытирает слезы: «Чудо Божие, и в храме Владыка благословляет всех, а у него на руке змейка. В этот раз при шло три, а в прошлом году восемь было. Больших...»

И я опять ныряю в человеческий поток, устремленный в Успенский храм. Наконец, удается попасть в его небесно-голубую, освященную яркими паникадилами с красными праздничными ленточками, глубь. Оказывается люди проходят через храм, поклоняются чудотворной иконе Панагия Федуса, что означает Богородица Змеевая, (она напоминает образ «Взыскание погибших», только снизу извиваются две змейки) — и, поцеловав ее, выходят. Вот оно что!

 

 

Перед алтарем стоит Владыка и действительно благословляет народ со змейкой на руке. Он среди нас, суетящихся, такой величественный, но в тоже время и добрый, и простой, что я, подходя к его руке со змеей, ничего не боюсь. Наконец, желающие получить благословение иссякают, и Владыка начинает что-то гортанно говорить, показывая молящимся змейку. Предполагаю, речь идет о том, что на наших глазах свершается чудо: даже твари земные приползают славить Божию Матерь, а всегда ли о Ней помнят люди?.. Но может, речь шла не об этом, мой греческий словарный запас более чем скромный.

Праздник кончился: Владыка ушел, исчезли охранявшие порядок полицейские, и людская толпа поредела. Меня позвали еще раз посмотреть на змейку, сфотографироваться, и неожиданно положили ее на плечо. По спине побежал мороз... Этот живой «шнурочек» оказался не такой уж легкий и натурально ледяной. Змейка покорно лежала у меня на груди, не шевелясь, терпела, бедная. Мне было страшно, несмотря на явное чудо, — она же как никак ядовитая. Мы обе напряглись.

За полночь толпа вокруг змейки разошлась, и она, наконец, юркнула в храм. Утро началось с молитвы в храме, видимо, читали часы, людей было еще мало. Мы в последний раз помолились перед иконой Панагии Федусы и опять отправились в путь. Молится на литургии в храме, где распускаются высохшие лилии. Уже в автобусе слышу: «Она выползла из-за иконы Богоматери, повисла, и я ее погладила». Оборачиваюсь, говорит паломница, которая вчера плакала, увидев змейку. Вот она и показалась ей еще раз: благодать дается милостивым.

На Кефалонии в день Успения Богоматери еще одно чудо имеется — маленькое землетрясение. Один паломник говорил, что на рассвете почувствовал какую-то вибрацию пола. Но я ничего определенного сказать не могу, в это время слышала только, как горное эхо разносило по острову неистовые крики петухов.

ЛИЛИИ

Храм, где расцветают лилии, освящен в честь Успения Божьей Матери, и он тоже внутри небесно-голубой. У чудотворной иконы уже расцвели сухие лилии. Несколько белых бутончиков распустились на сухих желтых стеблях и льнули к стеклу, словно просясь на свободу. Это чудо всепобеждающей Божественной любви: увядшие цветы, пробуждаемые ее силой, воскресают к жизни. И только, к прискорбию, каменные сердца наших современников остаются к ней безучастны.

В этом Успенском храме, наверное, навсегда запомнились не только, видневшиеся повсюду, красные ленты, но и светлые ангелы, вырезанные из картона и подвешенные к паникадилам. Были ли они украшением к празднику, или особенностью храма.... не знаю. Но виделась в этом такая искренняя и детская любовь к Богу, что призадумаешься и вспомнишь: «будьте как дети и увидите Царствие Небесное». И появятся у вас райские цветики.

Началась служба, мы все время подходили к чудотворному образу, молились о своих ближних и дальних и целовали лилии через стекло. В Греции есть интересный обычай приносить в храм в дар: большой пирог, украшенный цветами, который, освятив специальным молебном, после службы разрезают на множество частей и угощают всех прихожан. Так как в этот день было много пирогов, то посреди церкви поставили большой стол и служили специальный молебен. А цветы от этого приношения раздали гостям. Эти красные розочки, правда высушенные, я привезла домой.

Настал торжественный момент праздника, батюшка подошел к иконе, мы все вокруг него собрались, опять несколько суетясь. И он открыл стекло, взял цветы и пошел к амвону, где сказал эмоциональную проповедь, из которой русские афиняне перевели, что первые будут последними. И началась раздача цветов. Два таких цветочка он передал в Россию нашему храму.

Чудесное паломничество пролетело как один миг. Нужно было уезжать, очень грустно было покидать благодатный остров Кефалонию.

Светлана РЫБАКОВА